Поделиться

Художница
Асия Бареева

о жизни в искусстве


Художница и дизайнер Асия Бареева лепит замысловатые объекты из керамики, шьет одежду без оглядки на модную индустрию и мечтает о доме, где все сделано своими руками. По просьбе QRMedia Асия рассказывает о рождении образов, жизни в Дагестане и коллаборациях с самой собой.


Художница
Асия
Бареева

о жизни
в искусстве


Художница и дизайнер Асия Бареева лепит замысловатые объекты из керамики, шьет одежду без оглядки на модную индустрию и мечтает о доме, где все сделано своими руками. По просьбе QRMedia Асия рассказывает о рождении образов, жизни в Дагестане и коллаборациях с самой собой.


С самого детства в моей жизни было искусство. Мне всегда нравилось делать что-то своими руками — и не так важно, идет ли речь о создании одежды, лепке из керамики или других ремеслах, которые я осваиваю. Внутри меня все время рождаются идеи: я не помню периода, чтобы я мучилась и не знала, что делать. Чтобы вдохновиться, мне не нужно смотреть фильмы или читать книги. Конечно, они влияют на меня, но не бывает такого, чтобы моя коллекция отсылала, например, исключительно к «Унесенным ветром».
У меня всегда коллаборация с самой собой: прошлой, будущей, настоящей. Это может быть незаметным,
но иногда я сама себя копирую и перерабатываю свои же старые идеи. Я живу в потоке идей.

Был период, когда во мне всколыхнулась любовь к богу и моя духовность возросла. Это был большой внутренний прорыв, он сильно меня поменял. Сейчас религия — это мой образ жизни и огромная часть меня. А в тот момент переход казался довольно резким: он сильно сказался на моем окружении, на моих работах и интересах. Но внутри себя я всегда была такой.

Раньше я могла создавать открытую одежду, а сейчас делаю только закрытую. Содержание осталось тем же, поменялась форма: теперь все свои идеи я оцениваю через призму дозволенности. Я не называю свою одежду шариатской: она не сделана по всем канонам ислама. В какой-то момент я просто решила, что вещи не будут короткими, открытыми и прозрачными.

Когда-то я очень любила наряжаться и всегда выбирала яркую одежду. Я носила ее даже без повода, мне это нравилось. Сейчас мне комфортно в более простых вещах — при этом я так и не смогла обрубить все, что есть во мне, и начать делать исключительно минималистичную одежду. Я знаю, что к этому приду. Но также понимаю, что мне было важно в какой-то период жизни воплощать себя в неожиданных формах, странных цветах и сочетаниях. К тому же зачастую яркие вещи — это стилизация. Никто ведь не станет носить буквальные образы из лукбуков. А если брать вещи дозированно, например, сочетать рубашку со спокойной юбкой, то образ получится вполне сдержанным.

Я давно не выпускала новые коллекции: у меня есть идеи, но нет времени. Следующая коллекция будет более минималистичной — это как раз связано с моими изменениями в восприятии себя и окружающих. В принципе я всегда считала, что одежды не должно быть много, что ее стоит делать из качественных материалов и долго носить. Почти все мои вещи сделаны в единственном экземпляре и часто — из переработанных тканей. Я не люблю модную индустрию, где вещи шьют в коммерческих масштабах. Я никого не осуждаю, но это не мое. Мне гораздо интереснее сделать одну вещь и довести ее до идеала. Кроме того, я практически всегда отслеживаю жизнь своих вещей и знаю, кому они принадлежат. Если я через 50 лет решу собрать все свои коллекции, я буду знать, где их искать. Это приятно.

Я никогда не стремилась к популярности — мне всегда было важнее воплотить свои идеи, чтобы не лопнуть от их переизбытка. Я никогда не старалась подстраиваться под требования рынка и продумывать ходы: как лучше сделать, чтобы вещи продавались. Даже когда у меня были такие идеи и я старалась двигаться в эту сторону, у меня ничего не получалось — это просто не мое. Мне нужно двигаться естественным путем — тогда все получается органично. Если я делаю что-то, что противоречит моему мироощущению, это ничем хорошим не заканчивается.

Еще в моих планах — капсула с дагестанскими народными костюмами. Они смотрятся довольно современно, хочется их немного отредактировать — тогда вещи можно будет носить здесь и сейчас. Я переехала в Дагестан некоторое время назад, когда моему мужу предложили здесь работу. В тот момент у меня было все налажено в Москве: друзья, мастерская, какие-то проекты. Но я люблю все новое и ко всему открыта: я верю, что в любом месте можно найти себя. Так и произошло: у меня появились новое красивое жилье, мастерская, работа, прекрасная природа и приятные люди вокруг. Все сложилось положительно.

Конечно, среда влияет: невозможно не измениться, когда тебя окружает что-то новое. Когда я вижу вокруг эту красоту, погружаюсь в людей и их историю, то понимаю, что мне интересно глубже изучить вопрос. Вышивка, традиционные ковры — дагестанское наследие проявляется в моих изделиях в виде орнаментов и других элементов, сочетаний цветов. Здесь меня стало тянуть на что-то большое: например, из керамики мне хочется лепить объемные объекты. У меня появилась большая печь, и вообще с переездом все стало масштабнее: я стала глобальнее мыслить и чувствовать больше свободы. Теперь мне кажется, что все получится, даже если я чего-то не знаю.

Недавно я оформляла павильон Катара на Петербургском экономическом форуме. Проект был грандиозным: за короткий период времени мне нужно было сделать огромное количество керамических изделий, все задекорировать и сшить текстильные сумочки для команды. Это был большой стресс, но также и колоссальный опыт — я вложила в проект всю себя. Меня вдохновила сама тема: у меня в голове сразу родились образы. Я рассматривала катарские орнаменты и пропускала эстетику страны через себя. Например, на керамические цветы я добавляла любимый катарцами жемчуг, по-разному экспериментировала. Все рождалось в процессе, мне было интересно и в итоге у меня произошел большой профессиональный рост.

Помимо керамики сейчас я делаю иллюстрации для детской книги моей подруги, а еще планирую освоить дерево, разобраться в тонкостях этнической вышивки и ковроткачества, научиться делать мебель. Еще я мечтаю сделать мастерскую-галерею, где будут собраны все мои изделия. Мне хочется, чтобы изначально пространство было чистым как белый лист. Постепенно я буду его заполнять — это будет что-то вроде комнаты моей мечты. Сейчас у меня нет собственной квартиры: я живу в съемном жилье, но в голове держу идею того, каким должен быть мой дом. Моя большая мечта — самой сделать все, вплоть до люстр и столиков. Я хочу воплотить все свои идеи и сделать пространство, где все будет создано моими руками.


ФОТО: Анна Кузнецова

Видео: Алиса Кучинская

Stay up-to-date with our stories about Qatar and Russia

Stay up-to-date with our stories about Qatar and Russia